События

 

26 сентября

Родился Иван Петрович Павлов, физиолог, первый русский нобелевский лауреат
Родился Владимир Николаевич Войнович, писатель, драматург, поэт
Умер Александр Алексеевич Ханжонков, кинодеятель, организатор и руководитель первого русского кинопредприятия
Начало «Чумного бунта» в Москве
Европейский день языков
Образование Священного Союза Австрии, Пруссии и России
Всемирный день контрацепции
Решение Городской Думы Царицына об открытии первого в России ремесленного училища
Британский мореплаватель и пират Фрэнсис Дрейк вернулся в Плимут из кругосветного путешествия
Получение статуса доминиона британской колонией Новая Зеландия
В США запатентован первый фонограф, изобретённый Томасом Эдисоном
Первое и Второе российско-американские согласованные заявления в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны
Таран жилого дома самолетом Ан-2 в Новосибирске
Сдан последний объект российских вооруженных сил в Эстонии
Родился Теодор Жерико
Скончался Пьер Дегейтер
Родился Иван Петрович Павлов
Умер Пол Ньюман
Родился Томас Стернс Элиот
Скончался Михаил Кошкин
Родился Мартин Хайдеггер
Умер Август Мёбиус
Родился Джордж Гершвин
Скончался Александр Ханжонков
Родился Владимир Николаевич Войнович
Умер Леви Страусс
Родился Олег Валерианович Басилашвили
Скончался Сергей Вернов
Родилась Людмила Васильевна Максакова
Умер Бюльбюль
Родился Брайан Ферри
Родилась Оливия Ньютон-Джон

все события дня
 
 
 
Сегодня: 26 сентября 2018 года, среда

Родился Александр Михайлович Бутлеров

Дата события:  15 сентября, 1828 года

Бутлеров Александр Михайлович [3(15).9.1828, Чистополь, ныне Татарской АССР, — 5(17).8.1886, деревня Бутлеровка, ныне Алексеевского района Татарской АССР], русский химик, создатель теории химического строения, глава крупнейшей казанской школы русских химиков-органиков, общественный деятель. Родился в семье помещика, офицера в отставке — участника Отечественной войны 1812. Первоначальное образование получил в частном пансионе, а затем в гимназии в Казани, в 1844—49 студент Казанского университета. С 1849 преподаватель, с 1854 экстраординарный, а с 1857 ординарный профессор химии в том же университете. В 1860—63 был дважды его ректором. В 1868—85 ординарный профессор химии Петербургского университета. В 1885 вышел в отставку, но продолжал читать в университете специальные курсы лекций. В 1870 был избран адъюнктом, в 1871 экстраординарным, а в 1874 ординарным академиком Петербургской АН. В 1878—82 преемник Н. Н. Зинина на посту председателя Отделения химии Русского физико-химического общества. Почётный член многих др. научных обществ в России и за рубежом.

В Казанском университете Б. увлекся преподаванием химии, профессорами которой были К. К. Клаус и Н. Н. Зинин. С 1852, после перехода Клауса в Дерптский университет, Б. возглавил преподавание всей химии в Казанском университете. В 1851 Б. защитил магистерскую диссертацию «Об окислении органических соединений», а в 1854 в Московском университете — докторскую диссертацию «Об эфирных маслах». Во время заграничной поездки в 1857—58 сблизился со многими видными химиками, в том числе с Ф. А. Кекуле и Э. Эрленмейером, и провёл около полугода в Париже, деятельно участвуя в заседаниях только что организованного Парижского химического общества. В Париже, в лаборатории Ш. А. Вюрца, Б. начал первый цикл экспериментальных исследований. Открыв новый способ получения йодистого метилена, Б. получил и исследовал многочисленные его производные; впервые синтезировал гексаметилентетрамин (уротропин) и полимер формальдегида, который при обработке известковой водой переходил в сахаристое вещество (содержащее, как было установлено Э. Фишером, a-акрозу). По словам Б., это — первый полный синтез сахаристого вещества.

Основные идеи теории химического строения Б. впервые высказал в 1871. Главные положения своей теории он изложил в докладе «О химическом строении вещества», прочитанном в химической секции Съезда немецких естествоиспытателей и врачей в Шпейере (сентябрь 1861). Основы этой теории сформулированы таким образом: 1) «Полагая, что каждому химическому атому свойственно лишь определённое и ограниченное количество химической силы (сродства), с которой он принимает участие в образовании тела, я назвал бы химическим строением эту химическую связь, или способ взаимного соединения атомов в сложном теле» (Соч., т. 1, 1953, с. 561); 2) «... химическая натура сложной частицы определяется натурой элементарных составных частей, количеством их и химическим строением» (там же, с. 70).

С этим постулатом прямо или косвенно связаны и все остальные положения классической теории химического строения. Б. намечает путь для определения химического строения и формулирует правила, которыми можно при этом руководствоваться. Предпочтение он отдаёт синтетическим реакциям, проводимым в условиях, когда радикалы, в них участвующие, сохраняют своё химическое строение. Однако Б. предвидит и возможность перегруппировок, полагая, что впоследствии «общие законы» будут выведены и для этих случаев. Оставляя открытым вопрос о предпочтительном виде формул химического строения, Б. высказывался об их смысле: «... когда сделаются известными общие законы зависимости химических свойств тел от их химического строения, то подобная формула будет выражением всех этих свойств» (там же, с. 73—74).

Б. впервые объяснил явление изомерии тем, что изомеры — это соединения, обладающие одинаковым элементарным составом, но различным химическим строением. В свою очередь, зависимость свойств изомеров и вообще органических соединений от их химического строения объясняется существованием в них передающегося вдоль связей «взаимного влияния атомов», в результате которого атомы в зависимости от их структурного окружения приобретают различное «химическое значение». Самим Б. и особенно его учениками В. В. Марковниковым и А. Н. Поповым это общее положение было конкретизировано в виде многочисленных «правил». Уже в 20 в. эти правила, как и вся концепция взаимного влияния атомов, получили электронную интерпретацию.

Большое значение для становления теории химического строения имело её экспериментальное подтверждение в работах как самого Б., так и его школы. Б. предвидел, а затем и доказал существование позиционной и скелетной изомерии. Получив третичный бутиловый спирт, он сумел расшифровать его строение и доказал (совместно с учениками) наличие у него изомеров. В 1864 Б. предсказал существование двух бутанов и трёх пентанов, а позднее и изобутилена. Чтобы провести идеи теории химического строения через всю органическую химию, Б. издал в 1864—66 в Казани 3 выпусками «Введение к полному изучению органической химии», 2-е изд. которого вышло в 1867—68 на немецком языке.

Б. впервые начал на основе теории химического строения систематическое исследование полимеризации, продолженное в России его последователями и увенчавшееся открытием С. В. Лебедевым промышленного способа получения синтетического каучука.

Огромная заслуга Б.— создание первой русской школы химиков. Ещё при его жизни ученики Б. по Казанскому университету В. В. Марковников, А. Н. Попов, А. М. Зайцев заняли профессорские кафедры в университетах. Из учеников Б. по Петербургскому университету наиболее известны А. Е. Фаворский, М. Д. Львов и И. Л. Кондаков. В разное время в бутлеровской лаборатории работали практикантами Е. Е. Вагнер, Д. П. Коновалов,Ф. М. Флавицкий и др. видные русские химики. Отличительной чертой Б. как руководителя было то, что он учил примером — студенты всегда могли сами наблюдать, над чем и как работает профессор.

Много сил отнимала у Б. борьба за признание Академией наук заслуг русских учёных. В 1882 в связи с академическими выборами Б. обратился непосредственно к общественному мнению, опубликовав в московской газете «Русь» обличительную статью «Русская или только императорская Академия наук в С.-Петербурге?".

Б. был поборником высшего образования для женщин, участвовал в организации Высших женских курсов в 1878, создал химические лаборатории этих курсов. В Казани и Петербурге Б. прочитал много популярных лекций, главным образом на химико-технические темы.

Кроме химии, Б. много внимания уделял практическим вопросам сельского хозяйства, садоводству, пчеловодству, а позднее также и разведению чая на Кавказе. С конца 1860-х гг. проявлял интерес к медиумизму — спиритизму.

Память о Б. была увековечена только при Советской власти монументом (открыт в 1953) перед зданием химического факультета МГУ; было осуществлено академическое издание его трудов.


Источник: rubricon.com



Все события

 
Copyright © 2007-2013 «byTime». Все права защищены.